Упряжка для собак: скорость в сердце, лапах и душе
Zoo-skazka.ru

Портал про животных

Упряжка для собак: скорость в сердце, лапах и душе

Собачья упряжка

Глава из книги «Азы выживания».

Если кто-то думает, что из нескольких набранных и первых попавшихся Шавок можно соорудить упряжку для поездки на нартах, то это, мягко говоря, не совсем так.
Одну или двух необученных собак в упряжку можно поставить, но все остальные должны быть уже обучены этому ремеслу. С другой стороны, любую собаку можно обучить для работы в упряжке, но. Тут есть некоторые особые требования.
Собачки после трудного или длительного перехода просто валятся от усталости на снег и если вы используете для упряжки короткошерстных боксеров, стаффордшир-терьеров, русских гончих, понтеров и немецких догов, то эти собачки у вас до смерти простудятся, после первой же гонки. Значит, с выше перечисленными собачками гонки устраивать можно, но в щадящих условиях и недалеко от теплых мест для ночевок. Для настоящей упряжки, расчитанной на сверхтяжелые условия нужны собачки привыкшие спать в любую стужу на открытом воздухе. То есть, для этих целей надо использовать северных лаек. Желательно крупных пород, они сильнее и больше вытянут.
Для не сведущих. Лайки бывают и карликовых пород. Например, карело-финская. Чисто комнатная порода, с высотой в холке у особо крупных самцов до 42 сантиметров. Для примера противовеса, якутская лайка до метра в холке и веса под семьдесят кило, с хвостом поленом. Правда эта «лайка» откровенная разновидность одомашненного волка, но это уже другая история.
Кстати, даже при условии, что собачки крупные и сильные, вес груза расчитывают так, на одну собачку не более 20 (двадцати) килограммов груза. В общий вес груза входит и вес нарт. Это для длительных или тяжелых маршрутов. На спор (их хозяев) иные собачки могут вытянуть и до тонны, но обычно недалече, метров на десять, двадцать.
Полезное дополнение: ездовые собачки обычно умирают прямо в упряжке и на бегу. Собачки не любят полумер, если защищать человека так не щадя жизни, работают тоже до последней, своей возможности и с большой охотой. А умирают с превеликой благодарностью и любовью к своему человеку-хозяину (к любому хозяину). В последние минуты собачки не вспоминают пинки и затрещины ни за что или за просто так, для профилактики. Не вспоминают скудную кормежку, зверское содержание, издевательства и прочие человеческие «недосмотры» или изыски. Они умирают с благодарностью, что хозяин у них все же был и с сожалением, что не могут и дальше послужить своему хозяину верой и правдой. Поэтому перегружать собачку грузом не стоит, можете свою собачку потерять в первую же поездку. Для того чтоб угодить хозяину собачка пойдет даже на смерть, а отказаться от непосильной работы собачка может не догадаться.
Итак, как же научить свою собаку тянуть лямку от груженных нарт или везти саночки с вашим ребенком?
Все довольно просто.
Собственному псу надо просто показать как это делать. Запрячь его и напару с песиком тащить груз (санки). В конце концов пес сам начнет справляться с заданием. Сразу предупреждаю, обучение может растянуться на пару недель, но может хватить и полдня обучения. Как повезет. Главное терпение и никаких наказаний. В конце концов пес поймет, что его хозяину нужно и разобьется в лепешку, лишь бы угодить хозяину.
Как вы помните, для рабочей упряжки надо шесть, семь собачек и индивидуально обучать всех сразу сложно, но все равно можно. Щенкам будущих ездовых собак, в пяти-шести месячном возрасте вешают на поводке поленья и щенки в итоге привыкают тянуть волочащийся за своей спиной груз. Заодно привыкают к шлейке, ошейнику, поводку и привязи.
Ездовые собаки знают, что такое ошейник, но груз тянут с помощью шлейки. Это широкий ремень, перехватывает грудь собаки через холку, сразу за передними лапами и перпендикулярно к этому ремню прикреплен (пришит) еще один ремень перехватывающий грудь собаки под шеей. Обычно шлейки шьются индивидуально на каждую собаку. В отверстие между грудным и подгрудным ремнем просовываются передние лапы собаки и шлейка застегиваются на собаке в районе холки. Там же крепится и крепление лямки-потаска. Именно такой вариант шлейки наиболее подходит для ездовых (домашних) собак одиночек.
Вообще-то вариантов шлеек много, также как и мест где собак используют или использовали в качестве ездовых. Собаки тащат нарты цугом (парами и друг за другом) или веером (это когда все собаки в упряжке примерно на одном растоянии от передка нарт). Шлейки должны обеспечить самим собачкам удобство в работе и универсальность в применении для хозяина упряжки. Металлические детали на шлейках и вообще на всей сбруе не желательны, особенно при минусовой температуре.
Особое обучение у собаки вожака упряжки. Этот пес должен знать команды: вперед, стой, право и влево. А также: сидеть, лежать, фу и т.д. Вожак упряжки на особом положении. Вожак должен быть полноправным лидером, самым сильным и опытным в драках. Хозяин упряжки специально ссорит всех остальных собак из упряжки с вожаком. Вожак спит (по возможности) в тепле, в помещении рядом с хозяином и чаще получает от хозяина подачки. Остальные собачки спят на вольном воздухе, в снегу и питаются тогда, когда их захочет накормить хозяин.
Во время рабочих переходов, рабочих собачек кормят раз или два в сутки. В нерабочее время (летом) собак не кормят вообще, принуждая их питаться подножным кормом или кормят раз в неделю, чтоб собачки от такой жизни не разбежались во все четыре стороны. Естественно, собачки летом бегают куда захотят и где захотят. Унижтожая всю живность и все ягодники в огруге. Заодно раззоряют помойки и очищают округу от падали, дерьма КРС и заражаясь всеми возможными, заразными болезнями.
У порядочных хозяев ездовые собаки получают корм круглый год, а в рабочее время еще и усиленный паек. За один рабочий день собачки могут похудеть на 5-10 процентов своего веса. Иным людям бы так. Порядочный хозяин также следит за здоровьем собак и периодичностью проводимых прививок.
Собачьи драки также доставляют массу неудобств как самим собакам, так и их хозяевам. Необходимо изучить собачью психологию и предотвращать возможные драки. Во время собачьей драки нельзя кидаться разнимать (их) в самую середину, распинывать собак ногами, бить дубиной всех подряд или растаскивать собак железными баграми. А именно такие, неправильные способы прекращения собачьих драк обычно предпринимаются. В итоге хозяева обязательно получают укусы от собственных и чужих собак, порваную одежду, а также калечат и убивают собак. Зарабатывают кровных врагов в лице хозяев чужих собак или познают на себе тонкости судопроизводства.
Немного о собачьих драках. Собачьи драки бывают двух видов: доказательство своего превосходства и встреча на равных. Второй вариант более опасный и может закончиться смертью одного из бойцов. Первый заканчивается обычной трепкой одного пса, драка заканчивается обычно очень быстро и почти бескровно.
Если у обеих сцепившихся в драке собак рядом хозяева, каждый хозяин хватает свою собаку за задние лапы и собак растаскивают в стороны. Если обе собаки собственные, то разгоняют их обливая водой (летом) или метровой длины ремнем, хлопая собак по задницам. Подойдут также куртка и гибкая ветка, сдобренные громкими, голосовыми приказами. Незабывайте, что самый главный вожак среди ваших собак это ВЫ. Бить собак и прочих братьев меньших по голове нельзя, можно нечаянно выбить им глаза.
Собачьи драки в группе собак обычное явление. Собачки быстро выясняют свой статус и кто кого должен бояться. Хозяину же достаточно держать подальше друг от друга самых непонятливых или задиристых. Раздавать корм соблюдая очередность по статусу, никого не обделяя или наоборот, не награждая выборочно особыми знаками внимания. Если погладили одну, то гладьте и всех остальных. Если шлепнули одну, то шлепайте и других. Иначе вся стая «поможет» вам наказать провинившуюся, накажут также и ту собачку, что заимела особое расположение от хозяина.
Неприлично сравнивать собачьи повадки с человеческим поведением, но параллель есть. Точно такое же поведение у подрастающих уголовников в исправительных колонниях. Постоянное выяснение лидера, собственного статуса и привилегий, драки одной территориальной групировки с другой, негласные законы поведения. Бесприкословная дисциплина, любая вольность в поведении жестоко наказывается и никаких (человеческих) ограничений в поступках на территории противника и со слабым противником.
Запряжку цугом проводят по собачьему статусу. Впереди вожак и самые первые по статусу, сзади самые последние. Драчунов ставят в разные пары, понятно почему. Запряженные таким образом задние собачки, видя наконец-то убегающего пса с более высоким статусом, хотят его укусить и лучше тянут нарты, но как бы задний пес не старался догнать переднего, он не может. Передний пес знает о серьезности намерений заднего и убегает, а заодно тоже тянет нарты. В такие моменты задний может укусить переднего по настоящему, не заботясь в этот момент о статусе. Убегает, значит может получить по полной программе, «как гад позорный».
В запряжке веером, вожак и самые первые в середине, последние по краям. Но тут другой способ подгонки. Все псы соединены парами с общим ремнем протянутым через кольцо на нартах (санях). Если один пес из пары начинает «сачковать», то начнет задевать(ударяться) задними лапами о передок нарт и естественно прибавляет ходу, и тяги. Другие пары тоже обязаны держать скорость и тягу на уровне остальных. В итоге все собачки в упряжке бегут с одной скоростью и тягой.
Но! Самое интересное, что все собаки знают, что основная работа это тянуть нарты. Все хитрости хозяина хороши только споначалу, затем собачки показывают, что знают первопричину своих действий.
Собачки на бегу иногда ранят ноги и по каким-то другим причинам не могут тянуть нарты, но если такую собачку отстегнуть от упряжки, чтоб она хотя бы самостоятельно добежала до конца маршрута, собачка первое время пытается встать третьей в какую-то пару. И только потом уходит назад и бежит за нартами.
Собаки на ходу умудряются ходить по малому и большому, работа превыше всего. Но выскочивший заяц, лиса или кошка (в поселке) могут испортить всю поездку. Особенно в населенном пункте, где вы враз станете ходячим анекдотом для всего поселка. Не отчаивайтесь, у вас были достойные предшественники. Все проходили через это.
Осталось рассказать о нартах, управлении собачками, одежде и обуви для собачек и еще много чего, что связано с собаками, собачьими гонками и прочими собако-человеческими делами, но это уже в другой раз.

Семь собачьих скоростей (Ездовые собаки на Байкале)

Мы приезжаем на Байкал с желанием как можно дальше убежать от скуки городских будней. В наших планах на отдых — получить новые впечатления и эмоции, изведать неизведанное и почувствовать вкус настоящих приключений …

Читать еще:  Энтерит у собак

Ездовые лайки, Байкал

Лайки на Байкале

Камчатская Лайка (Иркутская область)

С менив четырехколесного друга на экзотический вид передвижения — со бачьи упряжки, можно увидеть окружающий мир совсем иными глазами. Хотите почувствовать себя настоящим эскимосом или полярником? Тогда вместо руля автомобиля берите в руки — семь собачьих скоростей! В 2002 году одна из туристических компаний загорелась идеей создания своего маршрута на Байкале с ездовыми собаками. Экстремальный и довольно экзотичный вид отдыха должен был привлечь внимание туристов. В поселке Листвянка был создан «Байкальский центр ездового спорта». Первоначально на Камчатке было приобретено две упряжки и 12 камчатских лаек для них. Сейчас в Центре уже 33 собаки, готовые в любой момент бежать и везти смельчаков-туристов на четырех полностью укомплектованных упряжках. Для самих сотрудников Центра подготовка, выращивание и разведение ездовых собак, участие с ними в национальных и международных соревнованиях — стали и увлечением, и основным делом жизни.

Каюр Олег Тюрюмин, возглавивший Центр, ранее занимался служебным собаководством, а также исполнял обязанности тренера сборной Иркутской области по служебному многоборью с собаками. Олег признается, что собаки — его любовь и призвание с детства и сколько он себя помнит, всегда был окружен четвероногими. Но навыков ездового собаководства Олег не имел. «Естественно, на содержание собак потребовались не только финансовые, но и физические, моральные силы. Те виды спорта, в которых помимо человека, природы и снаряжения присутствует еще один элемент — животное, являются наиболее сложными с организационной стороны. Ожидать скорой прибыли от маршрутов на ездовых собаках наш Центр не рассчитывал. Нам приходилось переживать и достаточно сложные времена, решая финансовые проблемы», — комментирует Олег ситуацию.

С каждым годом спрос на маршруты неуклонно растет. За время существования Центра его сотрудники приобрели ценный опыт и постоянно совершенствуют свои навыки обслуживания туристов. «Мы предлагаем людям эмоции, сродни тем, что испытывали полярники, первооткрыватели Арктики и Антарктики. Путешествие по «бело #2, 2008 | Правила Игры. Сибирь 43 му безмолвию» озера способно раскрывать в людях те грани личности, о которых они, возможно даже не догадывались. Преодоление значительных расстояний, борьба с препятствиями, общение с животными являются неотъемлемой частью 100% отдыха. Это отдых для активных людей, уверенных в себе и в своих силах».

Собачья упряжка формируется обычно из 7-8 собак. Дрессировка упряжных собак начинается уже со щенячьего возраста. Примерно в шесть месяцев щенок присоединяется к упряжке старших собак. Более серьезные тренировки начинаются для собак после первого года жизни. Их учат не отвлекаться, реагировать на команды каюра, соблюдать различные условия трассы. По мере того, как собаки крепнут и обретают выносливость, дистанции увеличиваются. Особая роль в упряжке принадлежит лидерам. Собакалидер является ведущей в первой паре, обладает хорошей работоспособностью, выносливостью, отлично знает команды. Лидеры обычно интеллектуальны, сдержанны, надежны. Самая ответственная роль после лидера достается «рулевым собакам». Будучи самыми крупными в упряжке, они «рулят» нартами, «вписывают» их в поворот и возвращают на трассу. Поэтому, кстати, у них чаще, чем у других собак, стираются подушечки задних лап. Опытный каюр меняет позиции собак внутри упряжки, для того, чтобы найти ту, которая лучше всего раскроет уникальные способности собаки.

Камчатские лайки в буквальном смысле рвутся в путь. Как правило, пока каюры еще готовят упряжку, в питомнике творится нечто невообразимое. Своим лаем и рвением они буквально сообщают: «Меня! Меня!», «Я-то чем хуже?!». А счастливчики, уже оказавшиеся в одной связке, что есть силы дергают стоящие на приколе нарты. Старт для собак — настоящее счастье, а вот каюру и клиенту приходится немного поволноваться. Сразу после старта собаки срываются с места, струной натягивая длинную упряжку. Каюр ловит равновесие на шатких нартах и направляет собак голосом. Упряжка из восьми собак на старте развивает скорость до 50 км/ч (!), затем удерживает ее примерно на уровне 20 км/час.

Бежать вперед — это смысл жизни ездовых собак и поэтому первые полчаса они практически не реагируют на команды. Опытный каюр сопровождает упряжку на протяжении всего маршрута, в его задачу входит обучать клиента управлению нартами и не допустить потери собак с упряжкой. «На этапе обучения не исключены падения. Если все-таки клиент падает, главное при этом — не потерять нарты. Рассчитывать на послушание собак в таких случаях не приходится — они будут бежать до тех пор, пока это возможно. Догнать упряжку очень сложно.» Чтобы избежать такой неприятности, как потеря упряжки, на управляющего надевают специальный пояс, скрепляющий его с нартами.

Единственное средство управления нартами для каюра это его собственное тело, которое должно чувствовать их также как, например, горные лыжи. На нартах есть тормоз — небольшая металлическая полоска с шипами расположенная между полозьями.

Остановить восемь бегущих Семь собачих скоростей | ТАЙМ-АУТ собак дело не очень-то и простое. Условия для остановки: наличие быстрой реакции, собственных сил и снега под полозьями. Для длительных остановок используют специальные якоря, которые удерживают упряжку, когда управляющий сходит с нарт. «Нужно понимать, что собаки — это не снегоход, который ключиком завел. Они управляемы иначе, чем какое-либо из транспортных средств. Скорости у них не переключаются и нельзя быть на 100% уверенным, что они повернут именно туда, куда вам нужно в данный момент» — подшучивает Олег Тюрюмин. Но случаев, чтобы собаки откровенно не слушались и унесли нарты, куда собачьи глаза глядят, опытный каюр не припомнил.

Последние несколько лет у туристов, путешествующих по Байкалу зимой, стали очень популярны переходы по льду озера — пешком, на лыжах, на коньках, буерах и пр. Количество человек, совершивших переход на собачьих упряжках, пока незначительно. Возможно, туристов пока отпугивает довольно высокая цена. Тем не менее, спрос на маршруты есть на протяжении всей зимы и первых месяцев весны. Разработкой тура занимаются профессионалы. Главный критерий в выборе маршрута — безопасность. Места, где встречаются торосы, трещины и глубокий снег, остаются в стороне. «Как правило, туристы, приезжающие к нам в Центр уже знают, чего хотят. Маршрут, размещение, количество туристических дней обговариваются заранее, когда клиент находится еще в своем городе. Некоторые клиенты приезжают по совету друзей и говорят: «Мне вот такой маршрут, который понравился моему другу!». Но мы рассказываем и о других маршрутах, чтобы ему было из чего выбрать», — рассказывают в Центре.

В зависимости от маршрута и по желанию туристы размещаются в гостиницах, на турбазах, в охотничьих зимовьях или палатках (ночевки в спальных мешках).

Подготовка и снаряжение

Специальной подготовки для прохождения маршрута не требуется. Необходима физическая и моральная готовность к многочасовому пребыванию на морозе. Нужно быть готовым к падениям на лед: первые несколько часов, пока не освоено управление нартами, падения неизбежны. Главные предметы экипировки — теплая зимняя обувь (размер под шерстяной носок), теплый костюм, меховые или плотные шерстяные варежки. Обязательно нужно взять солнцезащитные очки и крем.

Туристы из маршрутов возвращаются уставшие, но всегда довольные. Преодолев несколько десятков километров по льду Байкала, побеждая холод, торосы и падая с нарт, они получают ту порцию адреналина, которая необходима для настоящего, активного отдыха. По возвращению домой они смело могут сказать: «Я видел Байкал!».

Анна Бережных
Журнал “Правила игры” №2, март 2008 года

В упряжке свои правила, иногда жестокие

Гонки на собачьих упряжках прошли 6 января в Новосибирске — традиционный «Рождественский забег» на базе биатлонного комплекса, несмотря на трескучий мороз, собрал несколько десятков гонщиков и около сотни ездовых собак. Мы узнали, как гоняют на голубоглазых хаски и огромных маламутах, почему эти собаки не кусают людей и зачем «снежные псы» нужны в мегаполисе.

Самый быстрый маламут

Заиндевевшие сосны разбегаются в стороны, открывая заставленную автомобилями площадку перед биатлонным комплексом — несмотря на 25-градусный мороз с ветром, здесь царит оживление и легкий бедлам — люди в спортивных комбинезонах надевают на собак шлейки, а вой и лай заглушают льющуюся из громкоговорителей музыку.

Огромный маламут ростом с годовалого теленка выпрыгивает из багажника припаркованного в паре метров джипа. Больше всего он напоминает волка, который случайно заскочил на этот праздник и ухмыляется в предвкушении будущей легкой победы. Хозяин внушительного зверя успокаивает: «Не бойтесь, маламут не способен укусить человека».

Действительно, северные ездовые породы отличает необычное дружелюбие к человеку — в норме они не способны на агрессию даже к совершенно незнакомым людям, хотя внешний вид таких собак вызывает у непосвященных опасения. Из-за своего добродушия маламуты и хаски совершенно непригодны к сторожевой службе.

Северные ездовые собаки повсюду — вокруг голубоглазые хаски, мощные маламуты, неутомимые якутские лайки. Есть и южные породы, которые выглядят странно на белоснежном снегу — например, явно мерзнущий родезийский риджбек с очень короткой шерстью. Забеги демократичны — в открытых стартах разрешено участие собак любых пород.

Многие спортсмены приехали на «Рождественский заезд» издалека — конкуренцию самой многочисленной группе хозяев составили каюры-любители из Омска, Кемерово, Красноярска, Северска, Барнаула, Томска, Горно-Алтайска. Заезд имеет статус чемпионата и первенства Новосибирской области по зимним дисциплинам ездового спорта.

Собачьи бега

Временами начинает казаться, что перед зрителями разворачиваются съемки фильма про эпоху золотоискателей из романов Джека Лондона — под скрип снега собаки и участники несутся по гулкому зимнему лесу, а к финишу морды уставших питомцев и лица каюров покрывает колючий иней.

Первыми в забегах стартуют участники дисциплины скиджоринг — этот молодой вид спорта зародился в Норвегии. Спортсмен бежит на лыжах, а собака помогает ему в связке. Юниоры преодолели на скорость дистанцию в пять километров, а взрослым участникам пришлось пробежать почти десять километров.

Самые зрелищные состязания чемпионата — нарта-спринт. Гонки на собачьих упряжках разделили на несколько категорий в зависимости от количества псов — в упряжке их могло быть от двух до шести. Нарты способны разгоняться до 25 километров в час — на такой скорости одна неверная команда каюра означала сход с дистанции.

Вожак — самая главная собака упряжки, так как каюр дает команды именно ему. Такая собака не обязательно должна быть самой сильной, однако от нее требуется сообразительность, психологическая уравновешенность, умение работать в упряжке, принимать самостоятельные решения, «чувствовать» трассу.

Тягловая сила упряжки — собаки-коренники, которые впряжены ближе всего к нартам. Здесь требуется максимальная сила и выносливость, поэтому на место таких собак обычно ставят самых крупных кобелей. Наконец, самых дисциплинированных собак ставят в середину — они быстро устраняют любую путаницу или сбой в работе, продолжая упорно бежать вперед.

Читать еще:  Бешенство у собак: симптомы и профилактика

Эксцессов избежать не удалось — один из участников перевернул нарты на сложном повороте, а его собаки разбежались. Пока хозяин ходил за помощью, ездовые псы накинулись на «виновника» схода с дистанции и жестоко его покусали. В итоге собаке понадобилась помощь ветеринара.

Главное участие

«Упряжка управляется только голосом, за физическое воздействие на собак спортсмена дисквалифицируют», — рассказал участник спринта на нарте с двумя маламутами из Новосибирска Антон Журавлев. По его словам, обученная ездовая собака понимает минимум четыре основные команды — «вперед», «стоп», «вправо» и «влево».

Впрочем, Антон признался, что опыта управления нартами у него почти нет, и спортивные цели он перед собой не ставил. В забеге каюр больше полагался на своего вожака упряжки — опытную Дару, которая преодолела трассу фактически самостоятельно. В паре с Дарой бежал молодой Дрим — ее сын.

Собаки Антона принадлежат родителям его девушки — они долгое время жили на Чукотке и привезли маламута Дару в Новосибирск в качестве талисмана. После этого у них появились еще две собаки этой породы. «Конечно, в мегаполисе таких собак просто так не заводят, ведь они требуют постоянных нагрузок», — говорит спортсмен.

«Маламуты очень энергичные собаки, — подключается к разговору их владелец. — Сейчас они вообще живут у меня на улице, тренировки через день, иначе загрустят». На вопрос, сколько в среднем стоит щенок маламута, мужчина называет интервал от 20 до 40 тысяч рублей. Однако предупреждает, что в квартире содержать столь активную собаку тяжело.

Тем временем под дружные крики болельщиков финишируют остальные участники гонки. Лучшее время в нарте-спринте показала новосибирская спортсменка Полина Гончаренко — с упряжкой из четырех собак она преодолела свою дистанцию за 28 минут. На несколько секунд ей уступил участник из Красноярска Вячеслав Барлаков.

Стойкие зрители фотографируются с участниками, окоченевшие фотографы пытаются спастись горячим кофе. Уставшие хаски хватают снег в пасть, однако выглядят самыми счастливыми. Похоже, именно собаки здесь главные победители — на несколько часов люди подарили им настоящую и неподдельную радость.

Собачья упряжка

Глава из книги «Азы выживания».

Если кто-то думает, что из нескольких набранных и первых попавшихся Шавок можно соорудить упряжку для поездки на нартах, то это, мягко говоря, не совсем так.
Одну или двух необученных собак в упряжку можно поставить, но все остальные должны быть уже обучены этому ремеслу. С другой стороны, любую собаку можно обучить для работы в упряжке, но. Тут есть некоторые особые требования.
Собачки после трудного или длительного перехода просто валятся от усталости на снег и если вы используете для упряжки короткошерстных боксеров, стаффордшир-терьеров, русских гончих, понтеров и немецких догов, то эти собачки у вас до смерти простудятся, после первой же гонки. Значит, с выше перечисленными собачками гонки устраивать можно, но в щадящих условиях и недалеко от теплых мест для ночевок. Для настоящей упряжки, расчитанной на сверхтяжелые условия нужны собачки привыкшие спать в любую стужу на открытом воздухе. То есть, для этих целей надо использовать северных лаек. Желательно крупных пород, они сильнее и больше вытянут.
Для не сведущих. Лайки бывают и карликовых пород. Например, карело-финская. Чисто комнатная порода, с высотой в холке у особо крупных самцов до 42 сантиметров. Для примера противовеса, якутская лайка до метра в холке и веса под семьдесят кило, с хвостом поленом. Правда эта «лайка» откровенная разновидность одомашненного волка, но это уже другая история.
Кстати, даже при условии, что собачки крупные и сильные, вес груза расчитывают так, на одну собачку не более 20 (двадцати) килограммов груза. В общий вес груза входит и вес нарт. Это для длительных или тяжелых маршрутов. На спор (их хозяев) иные собачки могут вытянуть и до тонны, но обычно недалече, метров на десять, двадцать.
Полезное дополнение: ездовые собачки обычно умирают прямо в упряжке и на бегу. Собачки не любят полумер, если защищать человека так не щадя жизни, работают тоже до последней, своей возможности и с большой охотой. А умирают с превеликой благодарностью и любовью к своему человеку-хозяину (к любому хозяину). В последние минуты собачки не вспоминают пинки и затрещины ни за что или за просто так, для профилактики. Не вспоминают скудную кормежку, зверское содержание, издевательства и прочие человеческие «недосмотры» или изыски. Они умирают с благодарностью, что хозяин у них все же был и с сожалением, что не могут и дальше послужить своему хозяину верой и правдой. Поэтому перегружать собачку грузом не стоит, можете свою собачку потерять в первую же поездку. Для того чтоб угодить хозяину собачка пойдет даже на смерть, а отказаться от непосильной работы собачка может не догадаться.
Итак, как же научить свою собаку тянуть лямку от груженных нарт или везти саночки с вашим ребенком?
Все довольно просто.
Собственному псу надо просто показать как это делать. Запрячь его и напару с песиком тащить груз (санки). В конце концов пес сам начнет справляться с заданием. Сразу предупреждаю, обучение может растянуться на пару недель, но может хватить и полдня обучения. Как повезет. Главное терпение и никаких наказаний. В конце концов пес поймет, что его хозяину нужно и разобьется в лепешку, лишь бы угодить хозяину.
Как вы помните, для рабочей упряжки надо шесть, семь собачек и индивидуально обучать всех сразу сложно, но все равно можно. Щенкам будущих ездовых собак, в пяти-шести месячном возрасте вешают на поводке поленья и щенки в итоге привыкают тянуть волочащийся за своей спиной груз. Заодно привыкают к шлейке, ошейнику, поводку и привязи.
Ездовые собаки знают, что такое ошейник, но груз тянут с помощью шлейки. Это широкий ремень, перехватывает грудь собаки через холку, сразу за передними лапами и перпендикулярно к этому ремню прикреплен (пришит) еще один ремень перехватывающий грудь собаки под шеей. Обычно шлейки шьются индивидуально на каждую собаку. В отверстие между грудным и подгрудным ремнем просовываются передние лапы собаки и шлейка застегиваются на собаке в районе холки. Там же крепится и крепление лямки-потаска. Именно такой вариант шлейки наиболее подходит для ездовых (домашних) собак одиночек.
Вообще-то вариантов шлеек много, также как и мест где собак используют или использовали в качестве ездовых. Собаки тащат нарты цугом (парами и друг за другом) или веером (это когда все собаки в упряжке примерно на одном растоянии от передка нарт). Шлейки должны обеспечить самим собачкам удобство в работе и универсальность в применении для хозяина упряжки. Металлические детали на шлейках и вообще на всей сбруе не желательны, особенно при минусовой температуре.
Особое обучение у собаки вожака упряжки. Этот пес должен знать команды: вперед, стой, право и влево. А также: сидеть, лежать, фу и т.д. Вожак упряжки на особом положении. Вожак должен быть полноправным лидером, самым сильным и опытным в драках. Хозяин упряжки специально ссорит всех остальных собак из упряжки с вожаком. Вожак спит (по возможности) в тепле, в помещении рядом с хозяином и чаще получает от хозяина подачки. Остальные собачки спят на вольном воздухе, в снегу и питаются тогда, когда их захочет накормить хозяин.
Во время рабочих переходов, рабочих собачек кормят раз или два в сутки. В нерабочее время (летом) собак не кормят вообще, принуждая их питаться подножным кормом или кормят раз в неделю, чтоб собачки от такой жизни не разбежались во все четыре стороны. Естественно, собачки летом бегают куда захотят и где захотят. Унижтожая всю живность и все ягодники в огруге. Заодно раззоряют помойки и очищают округу от падали, дерьма КРС и заражаясь всеми возможными, заразными болезнями.
У порядочных хозяев ездовые собаки получают корм круглый год, а в рабочее время еще и усиленный паек. За один рабочий день собачки могут похудеть на 5-10 процентов своего веса. Иным людям бы так. Порядочный хозяин также следит за здоровьем собак и периодичностью проводимых прививок.
Собачьи драки также доставляют массу неудобств как самим собакам, так и их хозяевам. Необходимо изучить собачью психологию и предотвращать возможные драки. Во время собачьей драки нельзя кидаться разнимать (их) в самую середину, распинывать собак ногами, бить дубиной всех подряд или растаскивать собак железными баграми. А именно такие, неправильные способы прекращения собачьих драк обычно предпринимаются. В итоге хозяева обязательно получают укусы от собственных и чужих собак, порваную одежду, а также калечат и убивают собак. Зарабатывают кровных врагов в лице хозяев чужих собак или познают на себе тонкости судопроизводства.
Немного о собачьих драках. Собачьи драки бывают двух видов: доказательство своего превосходства и встреча на равных. Второй вариант более опасный и может закончиться смертью одного из бойцов. Первый заканчивается обычной трепкой одного пса, драка заканчивается обычно очень быстро и почти бескровно.
Если у обеих сцепившихся в драке собак рядом хозяева, каждый хозяин хватает свою собаку за задние лапы и собак растаскивают в стороны. Если обе собаки собственные, то разгоняют их обливая водой (летом) или метровой длины ремнем, хлопая собак по задницам. Подойдут также куртка и гибкая ветка, сдобренные громкими, голосовыми приказами. Незабывайте, что самый главный вожак среди ваших собак это ВЫ. Бить собак и прочих братьев меньших по голове нельзя, можно нечаянно выбить им глаза.
Собачьи драки в группе собак обычное явление. Собачки быстро выясняют свой статус и кто кого должен бояться. Хозяину же достаточно держать подальше друг от друга самых непонятливых или задиристых. Раздавать корм соблюдая очередность по статусу, никого не обделяя или наоборот, не награждая выборочно особыми знаками внимания. Если погладили одну, то гладьте и всех остальных. Если шлепнули одну, то шлепайте и других. Иначе вся стая «поможет» вам наказать провинившуюся, накажут также и ту собачку, что заимела особое расположение от хозяина.
Неприлично сравнивать собачьи повадки с человеческим поведением, но параллель есть. Точно такое же поведение у подрастающих уголовников в исправительных колонниях. Постоянное выяснение лидера, собственного статуса и привилегий, драки одной территориальной групировки с другой, негласные законы поведения. Бесприкословная дисциплина, любая вольность в поведении жестоко наказывается и никаких (человеческих) ограничений в поступках на территории противника и со слабым противником.
Запряжку цугом проводят по собачьему статусу. Впереди вожак и самые первые по статусу, сзади самые последние. Драчунов ставят в разные пары, понятно почему. Запряженные таким образом задние собачки, видя наконец-то убегающего пса с более высоким статусом, хотят его укусить и лучше тянут нарты, но как бы задний пес не старался догнать переднего, он не может. Передний пес знает о серьезности намерений заднего и убегает, а заодно тоже тянет нарты. В такие моменты задний может укусить переднего по настоящему, не заботясь в этот момент о статусе. Убегает, значит может получить по полной программе, «как гад позорный».
В запряжке веером, вожак и самые первые в середине, последние по краям. Но тут другой способ подгонки. Все псы соединены парами с общим ремнем протянутым через кольцо на нартах (санях). Если один пес из пары начинает «сачковать», то начнет задевать(ударяться) задними лапами о передок нарт и естественно прибавляет ходу, и тяги. Другие пары тоже обязаны держать скорость и тягу на уровне остальных. В итоге все собачки в упряжке бегут с одной скоростью и тягой.
Но! Самое интересное, что все собаки знают, что основная работа это тянуть нарты. Все хитрости хозяина хороши только споначалу, затем собачки показывают, что знают первопричину своих действий.
Собачки на бегу иногда ранят ноги и по каким-то другим причинам не могут тянуть нарты, но если такую собачку отстегнуть от упряжки, чтоб она хотя бы самостоятельно добежала до конца маршрута, собачка первое время пытается встать третьей в какую-то пару. И только потом уходит назад и бежит за нартами.
Собаки на ходу умудряются ходить по малому и большому, работа превыше всего. Но выскочивший заяц, лиса или кошка (в поселке) могут испортить всю поездку. Особенно в населенном пункте, где вы враз станете ходячим анекдотом для всего поселка. Не отчаивайтесь, у вас были достойные предшественники. Все проходили через это.
Осталось рассказать о нартах, управлении собачками, одежде и обуви для собачек и еще много чего, что связано с собаками, собачьими гонками и прочими собако-человеческими делами, но это уже в другой раз.

Читать еще:  Пиростоп для собак: инструкция по применению

Упряжка для собак: скорость в сердце, лапах и душе

Справедливости ради нужно отметить, что ездим на собаках мы уже давно, но чтобы вот так, на соревнованиях – впервые. Выступал я карте-самоделке, который прошёл уже достаточную проверку временем и нагрузками и за технику сильно не беспокоился (а зря, как выяснилось впоследствии), собачки в течение месяца пробовали себя на разных позициях и только на последней тренировке было найдено самое удачное сочетание: впереди слева опытный Граф, справа белоснежная Талисмания, “на колесах” слева маленькая, но жилистая и очень выносливая Азалия, справа молодой и сильный Лорд. Конкуренция была небольшая, но для первых соревнований, наверное, это хорошо. Мой соперник – Сергей из Волгограда на новеньком лёгком трехколесном карте. Сергей моложе, легче, спортивнее меня. Не то чтобы я не рассчитывал его обойти, но был готов к тому, что у меня достойный соперник. Он стартует первым, я через 30 секунд. В первый день это было мне на руку, мы начали готовить упряжку как раз вовремя, не торопясь, но и не давая собакам перегореть на старте. Света перед стартом заглядывает мне в глаза, вижу её волнение. “Будь осторожен, травмы нам не нужны” – говорит она. Я послушно киваю, но, похоже, уже с трудом понимаю, что происходит. Выходим на старт. 10 секунд до старта. И тут я понимаю, что забыл снять свою тёплую жилетку, а стартовый номер-то под ней! В панике пытаюсь быстро её скинуть, судья подставляет ногу под колесо, чтобы карт не укатился раньше времени, молния заедает, со всей дури рву ее вниз и скидываю на землю красную, как флаг, жилетку с крупным логотипом “Хаски36” на спине. Мне казалось, прошла вечность, но перед глазами пятерня главного судьи: пять, четыре, три, два, один, Старт. Скорость со старта бешеная, переживаю, чтобы собаки выдержали темп, впереди затяжной подъем, но пока что входим в первый поворот.

Он пологий, но после дождей дорога под колёсами раскисла, карт входит юзом, понимаю, что будет непросто на трассе, грязь только начинается. Подбадриваю собак, начинается первый, детский подъем. Скорость не снижаем, начинаю толкаться правой ногой, благо под ногами дерн, кроссовки по нему почти не скользят. К концу подъёма понимаю, что у меня уже нет сил, а основной горы-то ещё не было! Вся надежда на собак, можно чуть отдохнуть, небольшой спуск к реке. Здесь грязи по колено, расслабляться нельзя, но толкаться уже невозможно. В одном из виражей Лорд подскальзывается, падает и делает красивый кувырок через правое плечо. Я даже не успел понять, что произошло, но пальцы инстинктивно сжали тормозные ручки. Встал, не останавливаясь, и снова бежать! Умничка, Лорд, настоящий боец! А первая пара, похоже, даже не поняла, что произошло, продолжают тянуть как ни в чем не бывало. Мчим дальше! Впереди первый поворот на 90 градусов направо, кричу: “Граф, право! ПРАВО! ПРАВО! ПРАВО!” Граф игнорирует и прёт вперёд, под ленту, закрывающую проезд вперёд. Пальцы судорожно сжимают тормоза, колеса заблокированы, но все бестолку, скользкая грязь не даёт остановиться! “ПРАВО! ПРАВО! ПРАВО!” – голос уже сорван, кричать нет сил, с большим трудом получилось остановиться. Спрыгиваю с подножек, бегу к первой паре, хватаю за шейник и силой разворачиваю в нужную сторону, попутно пополняя словарный запас Графа парой десятков новых ругательств. Стоит отпустить шейник из рук, собаки рвутся вперёд, боковым зрением вижу проносящийся мимо карт, кончиками пальцев еле успеваю зацепиться за руль, едем дальше. Ладно, затупили в первом повороте, но не запутались в постромках, уже хорошо, времени потеряли немного. Через 200 метров впереди ещё один правый поворот, вижу уходящего с него карт соперника. Ага, он не смог пройти тот поворот, но я его догоняю. Эта мысль придаёт мне сил и я продолжаю толкаться готовясь снова орать команду лидеру. “ПРАВО-ПРАВО-ПРАВО. ” и упряжка ввинчивается в поворот, за которым меня ждут две новости: до соперника остаётся не больше 50 метров и начинается та самая Золотая Гора. Настигаю Сергея в самом начале подъёма и думаю: обогнать или нет? В подъем нужно всю дорогу бежать и толкать карт, осилю ли я? Собаки все решают за меня, и рвут на обгон: “Обгоняю слева! Кобели есть?” – ору я Серёге. “Есть!” – отвечает он и спрыгивает с карта, чтобы удержать свою упряжку. Кобели успевают рыкнуть друг на друга, я ору “ФУ! НЕЛЬЗЯ!” так, что, похоже, слышали в Воронеже, и тут же спрыгиваю с карта, чтобы толкать его на подъем. Один изгиб трассы, другой, оборачиваюсь, соперника не видно. “Ого, да я крут” – закрадывается в голову мысль, но дальше думать нет сил, уже не бегу, иду почти пешком, и не толкаю карт, а цепляюсь за руль, чтобы не упасть, Граф уверенно тянет упряжку на подъем, в глазах темнеет, я пытаюсь сообразить, сколько ещё подниматься, непроизвольно выдаю вслух: “Да когда же кончится этот проклятый подъем!” и тут же слышу сзади в ответ сдавленное “Ага. “. Оборачиваюсь – первая пара Серегиных собак уже возле моего карта! Догоняет! Собираю силы в кулак, начинаю толкаться, внимательно прислушиваюсь к сопернику, если решит обгонять, нужно успеть придержать своих собак, но вот и конец подъёма, ору, что есть мочи “Молодцы, вперёд, вперёд, ТАЩИИИИ!” и разгоняю собак в галоп. Немного оторвались, но под колёсами разновысотная колея, руль выпрыгивает из рук, обернуться и посмотреть через плечо я не могу себе сейчас позволить. Снова поворот, “ПРАВО!” – и Граф снова стремится грудью разорвать ограничивающую ленту, бежит прямо, как паровоз по рельсам! Останавливаюсь, снова обкладываю пса матюками (уж прости меня, Граф), вытягиваю упряжку на трассу, но время упущено, и я снова вынужден догонять Сергея. Досадно, конечно, но моя фантастическая четвёрка, видя убегающий от них карт соперника, делает рывок, и вот мы снова впереди! Снова поворот, теперь левый, снова Граф меня не слышит и мы уезжаем за ленту. Я чуть не плачу от досады, кричу: “Граф, ну смотри, куда надо бежать! ДОГНАТЬ!”, показывая на спину соперника! И вот тут, наверное, случился переломный момент: Граф посмотрел на меня и с силой рванул в погоню, прямо через поле, я в этот момент реально испугался, чтобы карт не развалился, практически зубами вцепившись в скачущий подо мной четырехколесник! Догоняем соперника, мне казалось, что я видел, как он улыбается всей спиной: впереди спуск, осталось совсем чуть-чуть. Ору: “Извини, я снова обгоняю слева”, толкаюсь что есть сил и снова вырываюсь вперёд! Не помню, сколько было потом поворотов, но дальше Граф проходил их идеально, чертя траекторию лучше Шумахера! Вот он, спуск! Собаки, чувствуя облегчение за спиной, вскидывают лапами песок, похоже, до самых верхушку деревьев, мне становится страшновато, я сжимаю тормозные ручки и тут мне становится ПО-НАСТОЯЩЕМУ страшно! НЕ РАБОТАЮТ ТОРМОЗА! Ручки выжаты до конца, ни одно из колёс не заблокировано, а продолжают бешено крутиться. Молюсь о том, чтобы не было неожиданных препятствий и собаки не остановились, вспоминаю, что в самом конце спуска крутой поворот налево и начинаю мысленно устанавливать связь с лидером – Графом. “Давай, миленький, не подведи! Чуть-чуть осталось, ты только этот поворот пройди как положено!” – и тут же, набрав воздух в лёгкие, которые когда-то могли вмещать 7 литров воздуха, истошно ору: “ЛЕВО!” Граф послушно выполняет команду, я облегчённо вздыхаю: самый опасный участок позади, вот уже видна табличка” 300 метров”, осталось докатиться до финиша!

Толкаться уже сил нет, орать тоже, просто любуюсь, как моя фантастическая четвёрка красиво выполняет свою работу. Последний поворот направо, выход на финишную прямую, и тут. прямо в повороте я вижу, как у меня отваливается переднее правое колесо. Автоматически наваливаюсь всем весом на заднее левое колесо, упряжка не оставливается, кричу: “Граф, вперёд! Финиш!” Финиширую на трех колёсах, красиво, с достоинством, жаль, что этого даже никто не заметил. Команда на финише хватает собак, карт, бросаются меня обнимать, а я вырываюсь, кричу: “Я на трех колёсах доехал, там колесо на трассе!” и бегу обратно, в голове мысль о том, что Сергей едет следом и может на лететь на колесо! Успел! Хватаю колесо, финиширую второй раз, без собак, но с колесом в руках. Адреналин хлещет через край, улыбка не сходит с лица и только по спине холодок:” А что, если бы колесо отвалилось на спуске. ” С этого финиша могу сказать с уверенностью, что я теперь с ездовым спортом надолго. Это штука заразная и, похоже, неизлечимая!

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector